Наследный долг


Из-за чрезвычайно низкого уровня погашения долгов банкротов за счёт их имущества кредиторы продолжают поиски способов вернуть деньги и расширяют круг лиц, к которым можно предъявить претензии по возврату средств. В поле зрения взыскателей оказались родственники так называемых КДЛ, контролирующих должника лиц, владельцев и руководителей обанкротившихся компаний.

Об этом сообщает http://mlm-people.net

«Коммерсантъ» пишет о двух делах, в которых выдвинуты требования привлечь к субсидиарной ответственности жен и детей руководителей банкротов. В первом деле «дочка» «Роснефти», кредитор обанкротившегося ООО «Амурский продукт», требует погашения долгов наследниками умершего замдиректора компании Михаила Шефера.

Погибший в аварии за три года до иска руководитель подозревался в краже принятых на хранение нефтепродуктов на общую сумму в 273,5 млн рулей. В связи с его смертью уголовное дело прекратили, однако претензии были предъявлены к его наследникам и ограничены размером полученного ими имущества. В трёх инстанциях кредитор проиграл, но Верховный суд счел дело заслуживающим рассмотрения.

Во втором деле ФНС просит взыскать в порядке субсидиарной ответственности 311,7 млн рублей с директора обанкротившегося ООО «Альянс» Вадима Самыловских, его супруги и детей, подарки которым в виде объектов недвижимости и компаний были, по предположению ведомства, приобретены за счёт незаконно полученных средств – ФНС раскрыла схему по минимизации налогообложения. Привлечь к ответственности пока удалось только Вадима Самыловских — апелляция согласилась взыскать долг и с его супруги, но окружная кассация решение отменила.

Законом установлена презумпция наличия статуса контролирующих лиц у извлекших выгоду из незаконного поведения директора, напоминают «Ведомости». Кредиторы требуют привлечь к субсидиарной ответственности выгодоприобретателей, однако до сих пор суды не распространяли субсидиарную ответственность на живых родственников и наследство умерших контролирующих лиц.

Оба дела будут рассмотрены в декабре, и эксперты ожидают резкого изменения сложившейся судебной практики. Экономколлегии Верховного суда предстоит установить, переходит ли на наследников умершего КДЛ субсидиарная ответственность.

Партнёр юридической фирмы «Кульков, Колотилов и партнёры» Николай Покрышкин указывает, что, если на момент принятия наследства о претензиях к КДЛ известно не было, то с наследников нельзя требовать больше полученного ими имущества, а Андрей Набережный из ЮГ «Яковлев и партнёры» отметил, что защита наследников в суде осложнится: «У них может отсутствовать информация о деятельности компании и наследодателя».

Во втором деле закон установил презумпцию наличия статуса КДЛ у тех, кто извлёк выгоду из незаконного поведения директора, пояснил основания требований ФНС Радик Лотфуллин из Saveliev, Batanov & Partners. Поэтому кредиторы могут не только оспаривать сделки по отчуждению имущества должника, но и требовать привлечения к субсидиарной ответственности выгодоприобретателей. Юрист предполагает, что дело в итоге будет направлено на новое рассмотрение, чтобы выяснить, действительно ли ответчики обогатились за счёт должника. Эксперты ожидают, что по обоим спорам вынесут прецедентные вердикты, так как проблему неудовлетворения кредиторов банкротов необходимо решать.

Обезопасить от преследования может отказ от наследства, но родственники могут упустить такую возможность, если иск о «субсидиарке» предъявляется уже после смерти КДЛ. Для кредиторов же проблемой может стать поиск наследников ввиду отсутствия достаточной информации в публичном доступе. Банкам вернуть долги будет проще, так как они собирают кредитное досье на должника и связанных с ним лиц.


Источник: “http://polit.ru/article/2019/11/16/subsidiary/”