Уголовная дырка Пиотровского

Уголовная дырка Пиотровского
13.01.2018 00:00
shadow
Уголовная дырка Пиотровского

Очередной вывоз сокровищ Эрмитажа за границу завершился традиционным скандалом. На выставке во французском городе Вик-сюр-Сей треснула драгоценная ваза работы Эмиля Галле. Талантливейший мастер начала прошлого века разработал уникальную технику обработки многослойного стекла, впоследствии названную в его честь. Его произведения приобретали высочайшие персоны Европы, включая семью российского императора, и теперь ценнейшая ваза, изготовленная для Николая II, едва не погибла.

Петербуржцев особенно возмутило, что сотрудники музея Жоржа де ла Тура, где выставлялась ваза, даже не удосужились сообщить о произошедшем российским коллегам. Потомственный директор Эрмитажа Михаил Пиотровский демонстрирует возмущение, но, по большому счёту, винить ему следует прежде всего самого себя.

Миллионы на вывоз

Как известно, в ходе знаменитой проверки Эрмитажа, организованной заместителем председателя Счётной палаты РФ Юрием Болдыревым, особый скандал вызвал ущерб, нанесённый экспонатам во время столь любимых Пиотровским зарубежных вояжей. Менее трёх месяцев назад наша газета напоминала, что по результатам болдыревской ревизии палата оценила в 368 тысяч долларов. («Михаил Пиотровский обличил себя сам», «Наша Версия на Неве», №78). Причём вопрос о компенсации, требуемой с зарубежных партнёров, повис в воздухе.

В итоге стали ходить слухи, что Михаил Борисович Пиотровский относительно западных коллег ведёт себя так, что возникают ассоциации с Борисом Николаевичем Ельциным и его верным замминистром культуры Михаилом Швыдким. Помнится, эта парочка едва не обчистила российские музеи, забрав из них трофейные ценности, вывезенные советской армией из гитлеровской Германии. Правда, СССР их изъял в качестве компенсации за произведения искусства, разграбленные и уничтоженные немецкими оккупантами на нашей земле. Но Ельцин и Швыдкой так хотели сделать приятное своему большому другу канцлеру Гельмуту Колю, что «забыли» об этой мелочи.

Казалось бы, причём тут Пиотровский? Наряду с не слишком активным взиманием компенсаций, у аудиторов Счётной палаты вызвало недоумение и небрежное хранение экспонатов, многие сотни которых не обнаружилось на месте даже по результатам выборочной проверки. Кто даст гарантию, что они случайно не застряли на чужбине? Ведь по таможенным декларациям цифры зарубежных выставочных контрактов «Эрмитажа» сопоставимы со статьями бюджета небольшого государства.

Согласно таможенной статистике, в 1997 году общий иностранный оборот конторы Пиотровского составил 771 928 570 долларов 68 центов. В 1998 году – 2 266 715 527 долларов 88 центов. Самыми дорогими экспонатами 1997 года оказались вывезенные во Флоренцию пять картин Матисса, чья статистическая стоимость на таможне была приравнена к 66 миллионам долларов, а в следующем году этот рекорд был превышен на 8 миллионов.

Ситуация не изменилась и на переломе столетий. Одна только выставка «Импрессионисты и постимпрессионисты», вывезенная в Италию и вернувшаяся 15 июня 2000 года, потянула на 424 790 000 американских рублей.

По словам и. о. директора Эрмитажа Владимира Матвеева, музей в 2008 году провёл или предоставил экспонаты для в общей сложности 47 иностранных выставок, в том числе в Европе и Америке. С соотечественниками ведомство Пиотровского, если верить Матвееву, куда менее активно – за тот же период организованы всего две выездные экспозиции в России. В нынешнем году в Нидерландах, Австрии и Японии Эрмитажем открыты три выставки, на которых представлены 2672 экспоната, дополнительно направлены предметы коллекций на 21 заграничную выставку.

Например, в феврале нынешнего года границу пересекли картины Пабло Пикассо «Бидон и миски» и «Зелёная миска и чёрная бутылка», причём в таможенной декларации зафиксирована цифра – 9 195 891 доллар 55 центов. «Дриада» того же мастера была оценена в 9 152 494 американских рубля и 27 американских копеек, а знаменитая «Любительница абсента» в 7 225 584,31 бакса. Куда дешевле оказалась выставка «Каспар Давид Фридрих и немецкий романтический пейзаж». Составляющие её 19 картин и 66 рисунков потянули лишь на 6 754 824,55 долларов.

По части известности скромному германскому пейзажисту далеко до создателя голубя мира, зато ценность «Святого семейства» Рембрандта, «Вознесения Марии» Рубенса и «Букета» Матисса вполне сопоставима с работами Пикассо. Всего же за один только нынешний январь и февраль ценность экспонатов, побывавших за рубежом, – несколько десятков миллионов долларов. И нет никакой гарантии, что в распоряжении нашей редакции оказались все таможенные декларации, заполненные сотрудниками Михаила Борисовича!

Девять лет без ревизора

Учитывая, как хранятся в Эрмитаже музейные ценности, возникают вполне понятные чувства. Тем более, Юрий Болдырев уверен, что никаких реальных оргвыводов по проверке Счётной палаты сделано не было. Самого настырного счетовода вскоре уволили, заменив более покладистыми сотрудниками. В итоге ревизоры уже девятый год на эрмитажный порог носа не кажут.

Результат – налицо. На прошлой неделе сам господин директор, выступая по телеканалу «Культура» признал, что из 226 экспонатов, похищенных из его хозяйства летом 2006 года, вернуть удалось всего 34 экземпляра, а изделия из драгоценных металлов, скорее всего, уже давно переплавлены. Как известно, цена похищенного превысила 140 миллионов рублей. И нет никаких сведений, что любитель светских тусовок и модных шарфиков заплатил из своего кармана хоть копейку. Получил формальный выговор и отправился блистать на очередную презентацию. Или подписывать новый договор на вывоз картин для услаждения взоров граждан стран НАТО.

Кстати, почему бы этим гражданам, коли они такие ценители искусства, не приехать к нам любоваться шедеврами на месте? И те целее бы остались, и город бы получил дополнительные доходы от туризма. Тем более, сами европейские и американские музеи ведут именно такую политику, предпочитая свести к минимуму заграничные вояжи своих культурных ценностей. Может быть, кто-то считает жителей США и их союзников высшей расой, которым унтерменши из России должны организовывать культурный досуг на месте? Или просто хочет заработать лишнюю копейку?

Возможно и то, и другое. Хотя в деньгах, в отличие от нищих провинциальных музеев, бывшая императорская резиденция, судя по бюджету, нуждается меньше всего. В одном из ближайших номеров мы обязательно расскажем, сколько Эрмитаж получает от государства и как эти деньги расходуются. Ну а пока ещё раз напомним, кто у господина Пиотровского ходит в особо близких деловых партнёрах.

Бизнес братьев Гаксельбергов

Наша газета уже писала о роли, которую играет в упаковке и вывозе эрмитажных ценностей петербургское ООО «Хепри». Хотя в Эрмитаже категорически отказываются давать комментарии на эту тему тему, мы склоняемся к мнению, что по части зарубежных перевозок экспонатов музея значимость господ из «Хепри» трудно переоценить. Только за 2007-2009 годы стоимость услуг, оказанных компанией Эрмитажу и зафиксированных в документах государственного казначейства, составила более 19 миллионов рублей. Причём эти данные, возможно, далеко не полные. Упоминали мы и о присутствии учредителей компании крайне авторитетного гражданина Леонида Викторовича Гаскельберга, бывавшего в экстремальной близости от мест не столь отдалённых ["Руспрес": вероятно, автор имеет ввиду тот факт, что специалист по антиквариату Леонид Гаскельберг был судим за прошлые преступления].

Другой соучредитель «Хепри», родной брат Леонида Викторовича Евгений Викторович Гаксельберг – тоже фигура примечательная. Он, например, числился руководителем организации «Мuseum on line inc», не чуждой валютному магазину «Эрмитаж» на Дворцовой набережной. Если верить сайту элитной торговой точки, там продаются красивейшие сувениры, ювелирные изделия и прочие изящные вещицы, некоторые из которых напоминают красующиеся в расположенных по соседству музейных залах.

Мы, конечно, и мысли не допускаем, что на прилавке может оказаться какой-нибудь пропавший экспонат, однако, всё же отправили уважаемому Михаилу Борисовичу Пиотровскому факс с несколькими интересующими нас вопросами. В том числе просили рассказать о его отношениях с «Хепри», дать информацию о сохранности пересекающих границу предметов из коллекций Эрмитажа, уточнить статистику и стоимость страховых случаев.

В ответ в редакцию пришло письмо, согласно которому «Государственный Эрмитаж не считает возможным отвечать ... это касается финансовых условий заключённых контрактов, которые не являются секретными, но не подлежат публикации в силу установленной практики и обычаев делового оборота».





Источник: “http://www.rospres.com/hearsay/5000/”

Оставить комментарий