Тайны золотого запаса батьки Махно, зарытого в ночь с 27 на 28 августа 1919 года в кургане неподалеку от Днепра, в районе Никополя «

МАХНО=

В гражданскую войну Нестор Махно дважды брал Мариуполь и дважды же « посетил» мариупольский банк. Во время налёта на станцию Александрия Махно захватил на путях эшелон атамана Григорьева с одесским золотом. О пропавшем золоте батьки Махно можно было слышать ещё в советскую эпоху — от тех людей, чьи отцы или деды воевали в составе махновской армии, будучи выходцами из Мариуполя, Бердянска и Таганрога, не говоря уже о легендарном Гуляй-Поле.

Об этом сообщает Русский репортер

Строились догадки, что Махно коварно обманули близкие ему люди, распоряжавшиеся сокровищами, при уходе остатков былых грозных соединений в Румынию от наседавшей Красной Армии. Но и в том, и в другом случае утверждалось, что махновское золото осталось в Украине.

Вопрос был в другом — утеряны его следы навсегда, или кто-то все же распорядился несметным богатством, на которое так надеялся Махно, предполагая, что, уйдя за рубеж, он сможет благополучно жить долгие годы, не отказывая себе ни в чем.

Не вышло, и, как известно, легендарный Нестор Иванович последние годы своей жизни во Франции провел в жестокой нужде, работая подсобным рабочим в одном из театров. Отблеск золота Махно засветился совсем недавно, в одной из публикаций американского еженедельника “Интернет уикли ревю”, который делал обзор новичков всемирной компьютерной сети. Ему показался весьма любопытным только что возникший сайт Nestor.com.

Владелец сайта, американец со славянским именем Григорий Федорчук, объявлял о наборе охотников в частную исследовательскую группу, которая собиралась летом 2000 года выехать с экспедицией в Европу. Условиями набора волонтёров являлись: безупречное владение украинским языком, знание современных украинских реалий, топографии, хорошая физическая подготовка, навыки самообороны. Словом, команда подбиралась весьма серьёзная. В случае успеха экспедиции, говорилось в обращении к потенциальным рекрутам, каждому из её участников будет выдано гарантированное крупное вознаграждение.

Спустя несколько дней после публикации в журнале, загадочный сайт закрылся, побыв в сети с мая по июнь. А вскоре бостонские газеты известили о таинственном исчезновении 54-летнего владельца сети предприятий автосервиса Григория Федорчука — внука Симона Федорчука, который прибыл из Канады в Бостон в 1926 году, бежав пятью годами раньше с Украины.

Как сообщили газетчикам представители украинских эмигрантских кругов, они наводили справки о Симоне Федорчуке в своё время. Выяснилось, что с августа 1920 до января 1921 года он находился в рядах махновских воинских формирований, куда его привлёк родственник жены — известный идеолог анархизма и сподвижник Махно Аршинов. Собственная служба безопасности первого поколения украинских эмигрантов, бравшая “на карандаш” всех более или менее подозрительных земляков, получила с родины косвенные сведения о причастности г-на Федорчука к исчезновению так называемого “золотого арсенала” Махно — обоза с деньгами и ценностями, отбитыми махновцами у белых и “экспроприированных” у тех, кто не поддерживал идеологии анархизма.

О захваченных ценностях даже в повстанческой армии известно было немногим. В своём обозе Нестор Иванович возил за собой несколько тюков и, обшитых рогожей, плетенных коробов, выдавая их за неприкосновенный арсенал. Слухи о нём, ходившие среди анархистов, приводили к тому, что люди, рассуждавшие об “арсенале”, погибали в первом же бою или бесследно исчезали.

В 1920 году армия батьки была разбита красными войсками Фрунзе, по иронии судьбы под тем же Синельниковым, где годом раньше было отбито золото.

Куда же делись сокровища? Их исчезновение, было главной темой при упоминании о конце махновщины, как среди уцелевших соратников батьки, так и в оперативных разработках ВЧК.

Одни говорили, что “батько втик з гришмы”, другие верили в честность своего атамана и кумира и перекладывали вину за пропажу золота на махновского казначея Чередника, который вроде бы спрятал клад в какой-то глухой дубраве осторонь Гуляй-Поля и не сумел что-либо сообщить Махно о его местонахождении. Некоторые утверждали, что человек, ведавший сохранностью клада, просто-напросто, как сейчас говорят, “кинул” Махно и исчез в самый последний момент.

О последней версии рассказывал, незадолго до кончины, мариупольский художник Александр Владимирович Коморный, служивший в культотделе при штабе Махно и писавший его портрет в 1918 году. По словам Коморного, Нестор Махно напрямую не поощрял грабежи, иногда даже демонстративно расстреливая мародеров, как это было, например, при взятии Бердянска.

Коморный, оформлявший здание киноиллюзиона для предстоящего вечером митинга, воочию видел, как Махно уложил из маузера двух своих бойцов, тащивших по улице награбленное барахло. При взятии Екатеринослава негласно было разрешено вести себя по законам военного времени, и махновцы трое суток опустошали квартиры и дома богатых горожан. Конечно же, основное из награбленного сдавалось в войсковую казну, становясь в итоге содержимым “золотого арсенала”. Судя по всему, у Махно кроме деникинского золота накопились и свои значительные ценности.

И все же наиболее весомую часть сокровищ составляло золото известного атамана Григорьева. Отряды этого “революционного генерала” (так называл себя Григорьев) в 1919 году, освобождая от белых Одессу, захватили ценности Одесского государственного банка. В обозе “освободителей” оказалось 124 кг золота в слитках, 238 пудов серебра, и 1 285185 рублей золотыми монетами царской чеканки…

Заимев такое “финансовое обеспечение”, Григорьев возомнил себя Наполеоном и начал собственную игру, очень быстро захватив территорию от Херсона до Кременчуга. Вскоре его войско вошло в зону действия махновцев. Атаман начал склонять хлопцев Махно на свою сторону, обещая золотые горы. Психологический расчет атамана при вербовке состоял во фразе: “Якый же ваш батько Махно командыр, колы у него нема золотого запаса?” Эти слова были даже внесены в одно из обращений Григорьева к махновцам.

Такого вероломства Нестор Иванович стерпеть никак не мог. Хитрый батько предложил созвать съезд повстанцев, который и состоялся 27 апреля 1919 года в селе Сентове, близ Александрии. Григорьев явился на съезд почти без охраны. После непродолжительного общения с делегатами съезд он был вызван в сад, где его и расстрелял батько Махно собственноручно. Не мешкая, Махно произвел налёт на станцию Александрия, на путях которой стоял эшелон Григорьева с одесским золотом.

Существуют документы ОГПУ, основанные на материалах допросов бывшего махновского командира Фёдора Каретникова, вернувшегося в Россию в конце 20-х годов. В показаниях Каретникова, касающихся ухода Махно за рубеж, всплыла и тема “золотого арсенала”. Человек, приближенный к батьке, уверял, что золото атамана Григорьева (вернее — Одесского госбанка, было зарыто в ночь с 27 на 28 августа 1919 года в одном из курганов неподалеку от Днепра, в районе Никополя. В те дни армию Махно сильно теснили части белогвардейского генерала Слащева, потому и решил батька обезопасить ценности. Привезенный на описанную местность Каретников не смог точно указать место клада. Действительно ли он стал так забывчив, или имел свой умысел — неизвестно.

В конце 50-х годов места, где “бродил” арестованный Каретников с гэпэушниками, были затоплены водами Каховского водохранилища, но загадка все же осталась — быть может затопление как раз и не коснулось места, таящего в земле золото Махно.

Объявившийся в Канаде и сразу взятый под колпак Симон Федорчук, малость обжившись, стал спиваться. Напившись, принимался “вербовать” единомышленников для поездки в совдепию за какими-то сокровищами, которые ему вроде бы доверил Аршинов. В конце концов он умер от инсульта в Бостоне вскоре после второй мировой войны. С его смертью про золото уже никто не вспоминал. Но, похоже, с “карандаша” ни семейство Федорчуков, ни “золотой арсенал” сняты не были..

Младший из них — Григорий, перед своим исчезновением из Бостона негласно передал управление своими делами посреднической компании. Но эмигрантские круги его соотечественников считают, что наверняка его следует искать на просторах независимой Украины. И, вполне возможно, что где-нибудь возле Гуляй–Поля или в балках степного Приазовья, на глазах у ничего не подозревающих селян, уже орудовали (или будут орудовать) металлоискателями, сканерами и георадарами, кирками и лопатами дюжие хлопцы из бригады заокеанского гостя.

Общеизвестно, что в данное время в местах, где происходили исторические события, войны, сражения, проходили торговые пути, располагались стоянки “разбойников” и другие известные места, вовсю орудуют поисковики, добывая из-под земли ценные, древние раритеты, которые потом всплывают на аукционах западных стран. Поэтому маловероятно, что на “федорчуковцев” кто-то обратит внимание. Но то, что часть клада Махно была припрятана именно в Приазовье — факт неоспоримый.

Особенно много предположений сходится на заповеднике Каменные Могилы. Об этом приходилось слышать от селян близлежащих деревень ещё в середине 50-х годов, а позже ту же версию высказал и А.В.Коморный. Притом, он в своих утверждениях исходил не из слухов позднего времени, а из тех разговоров, что ходили шепотком в среде ещё действующей армии Махно…

Если предприятие Федорчука окажется успешным, и он сумеет вывезти богатства Махно из-под носа властей, в США он вряд ли вернется. Но интересно другое. Возможно, что на месте захоронения клада уже побывал человек, доверивший его Федорчуку-старшему — сам Аршинов. Известно, что после разгрома Махно он эмигрировал в Германию, где издал труд о движении анархистов. А вскоре решил возвратиться на родину. Здесь и теряются его следы, не найденные до сих пор…

Мысль о том, что Аршинов первым поспел к “золотому арсеналу”, напрашивается сама собой. Но это лишь допущение в возможном раскладе загадочного пасьянса о махновских сокровищах. Ведь “забывчивость” Каретникова тоже наводит на определенные мысли. Поиски продолжаются…

2

К 1919 году под командованием Нестора Ивановича было что-то около ста тысяч бойцов. Карал батька за неповиновение и мародерство быстро и жестоко. Известны случаи, когда он собственноручно пристреливал мародеров. О количестве и месте хранения золотого запаса махновской армии до сих пор ничего не известно. По поводу количества можно сказать одно — золота было много. Батька по случаю разгрома деникинской армии «приберег» для своей армии казну генерала Деникина. Но наиболее весомую часть сокровищ Махно составляло золото атамана Григорьева.

7-23 мая 1919 года, шестнадцать дней именно Александрия была столицей повстанческого «государства» атамана Григорьева, в состав которого входил практически весь юг современной Украины (нынешняя Черкасская, Кировоградская, Херсонская, Николаевская и Одесская области). Правление Никифора Григорьева — одно из самых ярких событий в истории Александрии. Вот, в частности, как описывает его конец правитель Юга России, генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин в «Очерках русской смуты» (том 5):

«14 июля 1919 года Махно, заманив Григорьева на повстанческий съезд, собственноручно убил его. Официальная версия партийных анархистов называет это убийство казнью, устроившего еврейский погром в Елисаветграде и для борьбы с большевиками не пренебрегавшего никакими союзниками, даже якобы Добровольческой армией… Гораздо правильнее, однако, другая версия — о двух пауках в одной банке, о борьбе двух за власть и влияние на тесном пространстве нижнего Днепра (между Екатеринославом — Елисаветградом — Александровском), куда загнали их судьба и наступление Вооруженных сил Юга».

1

В том, что атаман Григорьев лишился своих богатств (а заодно и жизни), винить можно только самого атамана. В 1919 году, при освобождении от белых Одессы, отряды «революционного генерала», как называл себя Григорьев, захватили ценности Одесского государственного банка. Золотой обоз атамана пополнился 124 кг золота в слитках, 238 пудами серебра, и 1 285 185 рублями в золотых монетах царской чеканки.

Получив нежданно-негаданно такую солидную материальную поддержку, атаман ввел своё войско в зону действия махновцев и принялся сманивать батькиных бойцов, обещая за предательство солидную награду. Коронной фразой атамана при обращении к сомневающимся было: «Якый же ваш батько Махно командыр, колы у него нема золотого запасу?». Такого поведения Нестор Иванович стерпеть не мог.

Батька предложил созвать съезд повстанцев, который и состоялся 27 апреля 1919 года в селе Сентове близ Александрии. Григорьев на съезд явился. После непродолжительного общения с делегатами съезда он был вызван в сад, где его и расстрелял Махно — собственноручно.

В тот же момент Махно произвел налёт на станцию Александрия, на путях которой стоял эшелон Григорьева с одесским золотом.

Что касается местонахождения махновского золота, то этот вопрос до сих пор остается одной из величайших загадок прошлого века. Бежавший в 1921 году в Румынию, а затем во Францию, Махно ничего с собой не увез и умер, как мы знаем, в нищете.

О кладах Нестора Ивановича газеты писали ещё в годы Гражданской войны. Судя по некоторым публикациям, крестьяне однажды случайно нашли один из многочисленных кладов Махно. В результате предпринятых чекистами мер в казну страны Советов поступило свыше полутораста килограммов золотых монет, драгоценные камни и изделия из золота. Часть найденных предметов представляла собой большую историческую ценность.

О золоте атамана Григорьева (вернее — Одесского госбанка) нам могут кое-что рассказать сохранившиеся документы ОГПУ. Бывший махновский командир Фёдор Каретников, вернувшийся в Россию в конце 20-х годов, на допросе показал, что золото было зарыто в ночь с 27 на 28 августа 1919 года в одном из курганов неподалеку от Днепра, в районе Никополя. В те дни армию Махно сильно теснили части белогвардейского генерала Слащева, и Нестор Иванович решил пока запрятать свои ценности. Однако привезенный в эту местность чекистами Каретников так и не смог точно указать местонахождение клада. В конце 50-х годов места, где бродил арестованный Каретников с агентами ГПУ в поисках клада, были затоплены водами Каховского водохранилища. Возможно, это золото так и лежит там, на дне, в одном из полуразмытых курганов. В.Николаев «Интересная газета. Загадки цивилизации» №19 2008 г.

По сей день Нестор Махно считается одной из самых причудливых фигур в истории. Что уж говорить о богатствах батьки, которые тот якобы спрятал в нескольких местах! А прятать было что: взять хотя бы 124 килограмма золота, которые атаман «конфисковал» у своего «коллеги» Григорьева. Как утверждает Вячеслав Звягинцев, местонахождение одного клада большевикам выдал Лев Задов. А что же с остальными?

Как утверждает автор книги «Нестор Махно, анархист и вождь в воспоминаниях и документах», Александр Андреев, в первые два года своего существования группировка Махно не являлась бандой грабителей, по крайней мере, в привычном понимании. Об этом говорят приказы командования, нацеленные на то, чтобы не допустить грабежей и бандитизма.

Но это все мелочи по сравнению с кушем, который достался батьке благодаря атаману Григорьеву. Григорьев, если верить Сергею Богачеву, автору издания «Последний приказ Нестора Махно», спрашивал у махновцев, что, мол, у вас за предводитель такой, у которого «золотого запасу нема». Тем самым Григорьев вносил ненужную смуту в ряды батькиной армии.

Начальник контрразведки Лев Задов доложил Махно о том, что «красный комдив» разжился 124 килограммами золота, а также серебром и монетами царской чеканки, ограбив Одесский банк. Махно убил Григорьева и захватил станцию Александрия, где стоял эшелон с григорьевским золотом.

Дибровский лес

Как пишет упомянутый выше Александр Андреев, складировали как оружие, так и различные драгоценности махновцы по старинке, то есть, закапывая в землю. Понятно, что подобных «складов» было несколько.

Одним из самых известных мест, где Махно хранил золото, является Дибровский лес, что находится в Покровском районе Днепропетровской области Украины, который по сию пору называют лесом батьки Махно, считает Николай Метелкин, автор книги «Сокровища и ненайденные клады Украины». Лесной заказник находится на юго-востоке Днепропетровщины, у самой границы с Донецкой и Запорожской областями. Площадь леса более 1200 га, он расположен на правом и левом берегах реки Волчьей, на почвах, в основном, пойменных в Покровском районе возле села Великомихайловка.

По мнению Метелкина, батька, покидая Украину, не решился взять с собой казну. Во-первых, ноша была слишком тяжела, а, во-вторых, Махно надеялся вернуться назад: тогда все были уверены в том, что большевики пришли ненадолго.

В качестве одного из доказательств своей точки зрения Метелкин приводит тот факт, что Нестор Махно жил в Париже весьма скромно. Впрочем, этот клад, как сообщает Вячеслав Звягинцев на страницах своего издания «Трибунал для героев», был найден ещё в 1920-х годах. Нужное место указал большевикам Лев Задов (Зиньковский). Тем самым он хотел реабилитироваться перед новой властью.

Однако, если верить Николаю Метелкину, золота там оказалось немного, поэтому исследователь полагает, что Задов показал местонахождение сокровищ, что называется, для отвода глаз. Основные богатства до сих пор ждут своего часа.

Днепропетровская и Луганская области

Есть версия, что золото, доставшееся Махно после убийства Григорьева, в 1919 году батька закопал на кургане около Никополя (Днепропетровская область). Об этом, как пишет Олег Рясков в своей книге «Тайны века: полная версия нашумевших телевизионных расследований», поведал на допросах атаман Каретников, который был арестован ГПУ.

Однако во время следственного эксперимента, организованного в 1956 году, Каретников запутался, и клад так и не был найден. По мнению Ряскина, скорее всего, атаман знал о сокровищах только понаслышке и точной информацией об их местонахождении не обладал. Позже эта тайна навсегда скрылась под водами Каховского водохранилища.

Впрочем, шансы у кладоискателей все ещё есть. Дело в том, что после разграбления денег в Успенском, предназначенных для выплаты жалованья красноармейцам, последние, озверев, изрядно пощипали махновцев. Члены банды, как утверждает Алексей Щербаков, автор издания «Гражданская война. Генеральная репетиция демократии», откатились в Старобельск (Луганская область), где пробыли больше месяца. Под Старобельском же имелись многочисленные подземные ходы, соединявшие монастырь и городские церкви. Именно в этих ходах, согласно легенде, Махно и спрятал своё золото.

1

Сокровища батьки Махно

Жители Великомихайловки сохранили немало легенд о Дибровке. Если верить некоторым из них, то в Дибровском лесу был обустроен огромный тайник, в котором махновцы хранили оружие, боеприпасы и повстанческую казну.

В 2013 году в днепровском издательстве «Баланс-клуб» вышла книга Бориса Ковтонюка «Легенды Дибровского леса», в которой краевед собрал ряд преданий, касающихся махновских сокровищ. Некоторые упомянуты и в других изданиях. Хотя рассказы о них полны противоречий.
Не секрет, что Махно имел тайники и в других регионах, поскольку прятать повстанцам было что. А в Дибровском лесу, соответственно, хранились запасы, экспроприированные на Екатеринославщине.

Среди них – оружие, драгоценности и деньги деникинского обоза, захваченного в октябре на станции Синельниково (золото предназначалось для иностранных союзников белого движения); раритеты екатеринославского ломбарда, присвоенные во время захвата города в октябре 1919 года, откупные деньги Екатеринославского купечества, на которое Махно наложил денежную контрибуцию.Всё это добро и захоронили в Дибровском лесу. Однако где именно – было загадкой даже для ближайших соратников неукротимого атамана.

Ковтонюк в качестве возможного места захоронения сокровищ подозревал дно реки Волчьей. Жители же Великомихайловки называют некую пещеру близ Щусева колодца. Колодец этот был знаменит тем, что Фёдор Щусь, бывший моряк и боксёр, сколотивший в лесу свою банду, а позже присоединившийся к Махно, сбрасывал в него трупы. А ещё любил минировать источники воды. Однако где этот колодец и пещера находились, уже никто не помнит. Упоминается и четырёхсотлетний дуб в восточной части леса, прозванный Дубом смерти. Вокруг лесного ветерана, ствол которого достигал пяти метров в обхвате, ходят свои легенды, и жители села могут много чего рассказать о нём.

Говорят, что такое название дуб получил потому, что якобы на его ветвях махновцы вешали людей, которые сочувствовали советской власти, а тела потом сбрасывали в реку. По другой версии, под этим деревом банда Петренко, которая действовала в Дибровском лесу во времена гражданской войны, расстреляла 24 жителя села.

В советское время рядом с деревом в самом деле были найдены останки 24-х человек. Однако странность состояла в том, что все они были похоронены в сидячих позах, и этот факт породил новую легенду — якобы это стражи легендарных сокровищ, закопанных в полусотне метров севернее дуба.

Впрочем, поскольку схронов у Махно было много, то не исключено, что все три версии легенды имеют место.

В 2002 году Дуб смерти был сожжен неизвестными лицами, и сейчас от него сохранились жалкие остатки — часть ствола, залитого бетоном и опоясанного каменным кругом, над которым укреплен портрет Нестора Махно в чёрной рамочке.

Впрочем, искать золото в этих местах нынче вряд ли имеет смысл, поскольку частично оно исчезло оттуда ещё при жизни батьки. И куда, источники не знают до сих пор. К тому же, практически все клады, как известно, заговоренные, и если не найдена «формула» их открытия (для каждого своя), их и в упор невозможно заметить.

1

Традиционно большинство материалов о несметных сокровищах батьки сопровождаются ремаркой о том, что сам Махно деньги не любил, и возможно именно из-за подобного равнодушия богатство и липло к его анархистским рукам. Более того, умер в нищете, так и не потратив награбленного. Так что мысли о том, чтобы найти махновский клад, тревожат любителей лёгкой наживы уже около ста лет.

Историки уверены, клад действительно существует, причём общая сумма исчисляется даже не миллиардами – триллионами. Только вот спрятаны они надежно. Не одно поколение выходило на поиски золота и не находило его.

— Я уверен, что клады Махно разбросаны практически по всей Украине, — говорит Борис Ковтонюк. — Батька практически никогда не возил за собой драгоценности. Сокровища вместе с оружием и боеприпасами были спрятаны в потаенных местах.

Борис Мусиевич, написавший о Несторе Ивановиче уже несколько книг, перечисляет лишь самые громкие добычи махновцев.

Почти полтора миллиона рублей золотыми монетами царской чеканки, 124 кг золота в слитках, почти 4 тонны серебра были захвачены красным атаманом Николаем (Никифором) Григорьевым во время ограбления Одесского государственного банка. Но поживиться награбленным бандиты не успели – говорят, что на богатый обоз налетели махновцы и отобрали награбленное.

В Синельниково на Днепропетровщине махновцы, возможно, изменили и ход истории, ограбив Добровольческую армию генерала Деникина. Забрали два больших обоза с деньгами, которые предназначались на покупку англо-американского оружия, боеприпасов и обмундирования. Рассчитаться с союзниками было нечем, а идти с недостаточным вооружением на Москву без золота деникинцы идти не решились. Планы были сорваны.

— В Кишиневе махновцы захватили целый вагон золота, — развивает мысль Ковтонюк. — Вот это были масштабы!

Более мелкие нападения никто не считал. Известно только, что после взятия Екатеринослава люди батьки вынесли из городских ломбардов огромные запасы золота и украшений. Подобное повторилось и после захвата Мариуполя.

«Отбивался» от погони золотом

Ковтонюк рассказывает, что красные охотились за неуловимым Махно, но все никак не могли его поймать. Позже они заметили интересную закономерность — периодически революционер заезжал в одни и те же места. Одна из таких точек — Дибровский лес возле днепропетровского села Великомихайловка, в тридцати километрах от Гуляйполя. По легенде, здесь, на берегах реки Волчьей, махновцы впервые применили модернизированную ими тачанку, которая впоследствии стала их излюбленным орудием, здесь же впервые назвали своего предводителя «батькой».

— В поисках «махновского золотишка» Дибровский лес перерыли вдоль и поперек. Людей было — словами не передать, — утверждает Борис Мусиевич. — И некоторым кладоискателям удача все же улыбнулась. Позвонил мне однажды родственник из Великомихайловки и пожаловался, мол, у нас тут в лесу могилу разрыли! Я пулей туда, интересно стало. Это оказался искусственный курган как раз 1918-1921 годов. На него наткнулись чёрные копатели и нашли там, судя по оставленным следам, два больших ящика. В них было либо оружие, либо часть драгоценностей.

Настоящие сокровища Нестора Махно уже столетие отлеживаются и на болотистом дне Волчьей. Старожилы Великомихайловки вспоминают, мол, итальянцы безвозмездно предлагали советскому правительству очистить водоем. Поставили лишь одно условие – половину всего, что найдут, заберут себе.

— Понятно, что они знали о кладе, — хитро улыбается Борис Мусиевич. — Но советские вожди категорически отказали. Я был на том берегу, видел, куда махновцы сбросили часть своего золота, разговаривал со старожилами. Понял, что теперь до него добраться нереально. Очень мешает мост, который сразу после войны построили.

Интересно, что сам Махно был человеком нежадным. К примеру, запросто мог насыпать первому встречному мальчишке полную шапку золота и вообще раздавал часть из захваченного местной бедноте.

— Бывало, едет Махно, видит пацаненка и спрашивает: «Шапка есть?» Мальчик бежит домой, к отцу, шапку брать. А мужик и думает, это ж надо будет её отдать, — улыбается краевед. – Даёт сыну самую потрепанную и старую. Туда Нестор Иванович как насыплет монет золотых! Однажды, убегая от погони, батька рассыпал перед конными преследователями целые пригоршни денег. А красноармейцы люди бедные и жадные. Забыли, что нужно Махно ловить, начали золото собирать. В это время Махно и след простыл!

По мнению исследователя жизни Махно, найти клад батьки не сложно, особенно в наше время, когда есть столько специальной техники. Проблема в другом – никто точно не знает, где нужно искать. Архивов изучено всего треть, до 1990 года махновщина вообще была запрещенной темой. Некоторые архивные документы Нестора Махно не рассекречены и по сей день. Особенно те, где говорится о кладах мятежного анархиста.

След махновского казначея

Посчастливилось краеведу разузнать и о казначее батьки – некоем Череднике. В фильме «Александр Пархоменко» атаман спрашивает: «где Чередняк?» (в кино фамилия немного изменена). Ему доложили: «Поскакал в сторону леса».

«Догнать!!!» — приказал Нестор Иванович.

— Персонаж он не выдуманный. Маме старшие рассказывали, якобы однажды Чередник привез домой лошадьми четыре каких-то больших сундука, — вспоминает писатель. – Казначей нанял грузчиков, которые занесли все это добро в хату. Что было в сундуках – никто не знает…

В 1921 году махновцам объявили амнистию, и Чередник добровольно сдался. Несколько лет работал бригадиром в селе, проворовался и попал за решетку на 10 лет. Там пересидел и сталинские репрессии, и войну.

— Как раз соседка подросла, двоюродная сестра моей мамы, Галька, — рассказывает Борис Ковтонюк. – Красивая девушка была, белокурая. Казначей в неё влюбился и заставил выйти за него замуж под дулом пистолета. Нажили они двоих детей. Я с ними встречался, спрашивал, богато ли жили родители. Признались, что бедно.

1

Клад Махно может храниться в подземных ходах, соединяющих женский монастырь с городской церковью

Нестор Махно презирал деньги и не оставил своим наследникам ни гроша. Сам умер в нищете, но награбленные сокровища спрятал надежнее, чем в швейцарском банке. Его клады закопаны по всей Украине. И его родственники до сих пор не потеряли надежду их отыскать. Об этом пишет газета «Жизнь ».

«При крещении Нестора на священнике загорелась ряса, и это было знамение свыше – ребёнка благословили небеса», – рассказала «Жизни» жена двоюродного внука Нестора Махно Любовь Яланская. Её муж Виктор Яланский является сыном родного старшего брата Нестора Махно – Карпа. Около двадцати лет он восстанавливал родовое древо Махно и изучал историю его жизни. Четыре года назад он умер, но так и не разгадал тайну сокровищ.

«Даже в дате рождения Махно скрыта тайна, – говорит директор Гуляйпольского краеведческого музея Любовь Геньба. – Его мать Евдокия Матвеевна, оформляя документы сына, изменила год его рождения с 1888 на 1889 год. Именно благодаря этому позже юному ещё террористу удалось избежать смертной казни – Столыпин подписал ему помилование как несовершеннолетнему».

Этот факт обнаружили недавно – в архивах нашлась метрическая книга. И теперь установлена точная дата рождения Нестора Махно – 26 октября 1888 года.

После эмиграции Махно всю его семью объявили врагами народа. Боясь преследований и гонений, сыновья его братьев тщательно скрывали своё родство с Батькой. Виктор Яланский тогда работал токарем на Гуляйпольском заводе сельхозмашин. И чтобы не потерять работу, он прятал фотографии с изображением знаменитого родственника у своей знакомой Валентины Мамонтовой. Женщина даже от мужа скрывала, что прячет в своём доме фотографии с изображением врага.

«Фотографии Витя забрал только в 90-х годах, когда уже можно было не скрывать правды о своём родовом древе. Несколько снимков муж передал в местный музей, а остальные вклеил в семейный фотоальбом, – рассказывает Любовь Яланская. – Это все, что осталось нам на память о Несторе Ивановиче…»

Клад

Сейчас в Гуляйполе — «бум Махно». В районный центр то и дело приезжают целые делегации почитателей знаменитого анархиста со всего мира. «Одни просят поделиться фотографиями, расспрашивают о жизни Махно. А год назад какой-то мужчина из Киева даже провел мне в дом газ, причём абсолютно бесплатно», – сообщила Любовь Федоровна.

Но большинство приезжих интересуется сокровищами предводителя анархистов.

«Убегая за границу, Махно планировал вернуться на Украину и восстановить армию, поэтому решил оставить часть драгоценностей, которые, по преданиям, закопал в лесах под соседним с Гуляйполем городком Старобельск Луганской области, – утверждает историк Любовь Геньба. – К нам часто приезжают странные люди, называют себя археологами, умоляют рассказать, где именно Нестор Махно спрятал свои клады. Но, к сожалению, никаких документов об этом не сохранилось… Даже деньги предлагали за бумаги, в которых есть хоть слово о местонахождении клада».

За несколько лет до своей смерти двоюродный внук Нестора Ивановича Виктор Яланский ездил в леса под Старобельском, но он ничего не смог найти. Скорее всего, клад может храниться в подземных ходах, соединяющих местный женский монастырь с городской церковью. Самый большой из них, протяженностью в три километра, начинался в монастыре и заканчивался на берегу реки Айдар. Сейчас большинство из них затоплено грунтовыми водами.

«Виктор часто рассказывал, что на территории Украины захоронено несколько сундуков с драгоценностями, – утверждает Любовь Яланская. – Он не просто верил, что эти клады есть. Точно знал, что они существуют. Ведь Махно сбежал за границу без гроша…»

Версии

По преданию, в сокровищах есть даже золото Ленина – он дал Махно деньги на борьбу с немецко-австрийскими оккупантами.

Но, поговаривали, что все деньги Махно не потратил. Половину спрятал, отложив на чёрный день.

Золота у махновцев было много – его бойцы расплачивались в основном золотыми пятерками и десятками. И постоянно пополняли «золотой запас» своего Батьки. Махновцы отбили два обоза с деньгами и ценностями белой армии Деникина у местечка Синельниково.

Атаман Григорьев, подручный Махно, ограбил Одесский государственный банк – Батьке досталось 124 кг золота в слитках, 238 пудов серебра и почти полтора миллиона рублей золотыми монетами царской чеканки.

Бывший махновский командир Фёдор Каретников утверждал на допросах в ОГПУ, что золото атамана Григорьева было зарыто в одном из курганов неподалеку от Днепра, в районе Никополя. По другой версии, клад спрятан в заповеднике «Каменные могилы» в Приазовье.

Есть сведения, что Махно закопал несколько ведер с золотом (экспроприированные ценности из екатеринославского ломбарда) в селе Гавриловка. А махновский казначей Чередник спрятал клад в глухой дубраве возле Гуляйполя.

Но самый большой клад, по преданию, спрятан под Старобельском. Все, кто прятал его, погибли. Возможно, сам Махно, умирая в 1934 году, открыл тайну кому-то из соратников. По крайней мере, сейчас на Украину зачастили осевшие в Канаде и США потомки махновцев. И ищут они именно под Старобельском, сообщает «Жизнь».

1

«Один ящик белогвардейского золота Махно зарыл под Гуляйполем, а ещё два — в Мариуполе»

В Донецкой области поставили пьесу об Иване Лепетченко — соратнике и хранителе клада батьки Махно, расстрелянном мариупольскими энкаведистами в 1937 году.

«Ну вот, теперь снова горожане будут искать в Мариуполе забетонированную клумбу и Сенную площадь, где клады зарыты», — перешептывались зрители в театре, когда слушали диалог самого известного анархиста в мире Нестора Махно со своим преданным телохранителем Иваном Лепетченко, осевшим после гражданской войны в Мариуполе (Донецкая область) и расстрелянным в 1937 году чекистами.

«Этого преданного соратника Махно власти арестовывали одиннадцать раз!»

— Клад батьки Махно, который 90 лет назад взял Мариуполь и якобы зарыл здесь два (из трёх) ящика белогвардейского золота, любопытные и не прекращали искать, — рассказал «ФАКТАМ» сразу после премьеры автор пьесы «Черное и Красное, или Мариупольский клад Нестора Махно» Виктор Сухоруков. — Существуют те два ящика или нет и где они зарыты — об этом историки и краеведы спорят до сих пор. Как, впрочем, и о том, на каком здании в городе находится балкон, с которого Нестор Махно обращался к жителям Мариуполя в 1919 году. По последним данным, это «наш» балкон — на здании, в котором нынче располагается редакция газеты «Приазовский рабочий», где я и тружусь заместителем редактора.

Написать пьесу мариупольский журналист решил после выхода в свет в 1995 году книги своего земляка Льва Яруцкого «Махно и махновцы». В этой книге и упоминался Иван Лепетченко, личный телохранитель Нестора Махно. После гражданской войны он осел в Мариуполе и до своего последнего ареста жил в посёлке Садки (микрорайон Мариуполя), работал заведующим магазином при металлургическом заводе имени Ильича.

— Я подумал, что должны быть люди, которые помнят Лепетченко или что-то слышали о нём. И нашел их, — поделился автор с «ФАКТАМИ». — Затем, получив доступ к уголовному делу Ивана Лепетченко, отрывки которого сохранились в архивах СБУ, выяснил, что арестовывали этого преданного соратника Махно одиннадцать раз! Какая сила воли или самоуверенность должна быть у человека, чтобы в 1924 году вернуться в страну, в которой в то время буквально «искореняли» анархистов? Лепетченко остался чуть ли не единственным на территории СССР махновцем, который знал, где спрятаны награбленные сокровища.

Иван Лепетченко — земляк Нестора Махно, уроженец села Гуляйполе Екатеринославской губернии (ныне город в Запорожской области), с 1919 года был личным телохранителем и адъютантом Махно, который к тому времени возглавлял повстанческую армию почти в сто тысяч сабель. Брат Ивана, Александр, также служил махновцам и был убит в 1920 году в Гуляйполе.

На чем основывалась безграничная преданность телохранителя Ивана главному анархисту — загадка! Ведь не кто иной, как Нестор Махно, застрелил отца Ивана — урядника Савелия Лепетченко в 1908 году, когда Ивану было девять лет от роду! Это документально установленный факт.

Именно за это преступление Махно и был приговорен к повешению. Но, поскольку Нестору к тому времени не исполнилось ещё 21-го года (в царской России именно с этого возраста наступало совершеннолетие), казнь ему заменили пожизненной каторгой. Благодаря февральской революции 1917 года он вышел на волю. В марте 1919-го армия Махно в составе 3-й Красноармейской Заднепровской дивизии освободила Мариуполь от деникинцев, за что Махно получил орден Красного Знамени. В целом, власть в Мариуполе с декабря 1917 года по декабрь 1920-го менялась 15 раз…

«Власть без денег не может», — эту фразу я выдумал. Но, судя по аплодисментам в зале, она никогда не потеряет своей актуальности»

Летом 1921 года остатки армии Махно (сорок человек) ушли через Днестр в Румынию, спасаясь от красных. Тяжелораненого Махно тащил на руках Иван Лепетченко. И командир, и адъютант попали в бухарестскую тюрьму, бежали, снова были арестованы и переданы властям Польши, после чего были оправданы. В 1923-м Махно уехал в Париж, а Иван Лепетченко нелегально вернулся в Украину, якобы по приказу батьки Махно — присматривать за кладом. Лепетченко тут же арестовали. Но он «откупился»: выдал ОГПУ десять пудов золота, зарытые махновцами во время гражданской войны.

— Вот откуда берет своё начало версия о кладе Махно — якобы один ящик белогвардейского золотого запаса был зарыт под Гуляйполем, а ещё два — в Мариуполе, — заключает Виктор Сухоруков, — и якобы «на самом видном месте». Так или иначе, за такую щедрость бывшего махновца простили и взяли в агенты ОГПУ. «Власть без денег не может», — эту фразу я выдумал. Но, судя по аплодисментам в зале, она никогда не потеряет своей актуальности…

Возможно, бывшему махновцу, умершему в бедности, так до конца и не поверили, что он отдал советскому правительству все закопанное золото. А возможно, новоявленному агенту Лепетченко в ОГПУ не простили провала боевого задания. В своё время бывшего махновца направляли в Польшу — искать Нестора Махно, чтобы склонить его к возвращению. Якобы Иван не нашел там своего командира, хотя автор пьесы уверен, что нашел, но не выдал.

Источник: Скелет РУ