Новосибирского станкостроителя заказали силовикам контрагенты

Основного акционера «Тяжстанкогидропресса» задержали у выхода из арбитража.
В Новосибирске задержаны два бывших директора завода «Тяжстанкогидропресс» Николай Степакин и Виктор Арановский. Они обвиняются в хищении имущества предприятия на сумму свыше 200 млн руб., за что им грозит до десяти лет лишения свободы. Следствие ходатайствовало о заключении обвиняемых под стражу, но получило отказ: 53-летнего Николая Степакина суд поместил под домашний арест, 82-летнего Виктора Арановского отпустил под запрет определенных действий.

Центральный райсуд Новосибирска избрал меру пресечения бывшим директорам завода «Тяжстанкогидропресс» Николаю Степакину и Виктору Арановскому, обвиняемым в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Об этом сообщили в суде. Бывших топ-менеджеров «Тяжстанкогидропресса» задержали в понедельник. Николая Степакина, по сведениям «Ъ-Сибирь», оперативники поджидали у здания новосибирского арбитража: там слушается дело о банкротстве принадлежащей ему компании «СМЦ "Стиллайн"». После судебного заседания силовики препроводили бизнесмена к служебному автомобилю и отвезли в следственную часть ГУ МВД РФ по Новосибирской области. Туда же был доставлен Виктор Арановский, задержанный у себя дома. Обоим предъявили обвинение, с которым они не согласились.

Об этом сообщает Правда РУ

Завод «Тяжстанкогидропресс», основанный в 1943 году, является одним из крупных станкостроительных предприятий России, производит металлорежущие станки и гидравлические прессы. По данным «СПАРК-Интерфакс», Виктор Арановский возглавлял завод с 2002 по 2016 год и до того же момента оставался основным его акционером (около 72% в капитале). С декабря 2016 года гендиректором предприятия стал Николай Степакин, постепенно получивший основной пакет акций предприятия. Сейчас он владеет 56,25% в «Тяжстанкогидропрессе» через собственное (100%) ООО «СМЦ "Стиллайн"» и ещё 1,19% напрямую. В последние годы завод столкнулся с серьёзными финансовыми трудностями и невозможностью обеспечивать кредиты перед банками. Весной 2021 года стало известно о массовых сокращениях работников предприятия. С октября 2021 года в ПАО «Тяжстанкогидропресс» введена процедура наблюдения. Завод «Стиллайн» был признан банкротом в феврале 2021 года, сам господин Степакин — в январе 2022 года.

Основанием для возбуждения уголовного дела послужили материалы ФСБ. В них указывается, что в период с 2016 по 2020 год топ-менеджеры «Тяжстанкогидропресса» без ведома акционеров и членов совета директоров завода якобы организовали заключение сделок, направленных на отчуждение имущества предприятия по заведомо заниженной стоимости. В результате из числа активов завода, по мнению силовиков, выбыли здание, земельный участок, станки и 100% в уставном капитале принадлежавшего заводу сельхозпредприятия.

Ущерб, причиненный «Тяжстанкогидропрессу», составил свыше 200 млн руб.

Ночь после задержания бывшие топ-менеджеры провели в ИВС. Во вторник их привезли в Центральный суд, где решался вопрос об избрании меры пресечения. Первым в зал заседаний ввели Николая Степакина. Необходимость держать бизнесмена в СИЗО следствие мотивировало тем, что он может скрыться под тяжестью грозящего наказания или воспрепятствовать расследованию. Однако, по словам адвоката Ирины Конюховой, никаких доказательств в подтверждение этих доводов следствие не представило. Защита просила суд о возможности избрать Николаю Степакину меру пресечения, не связанную с лишением свободы. В своём выступлении адвокат сослалась на ст. 108 Уголовно-процессуального кодекса РФ, которая устанавливает запрет на заключение под стражу фигурантам дел о мошенничестве в предпринимательской сфере.

Как рассказала «Ъ-Сибирь» помощник прокурора Центрального района Новосибирска Ксения Короед, ведомство поддержало позицию следствия. Однако убедить суд в целесообразности заключения бизнесмена под стражу не удалось. Председательствующий на процессе судья Руслан Фролов поместил бывшего топ-менеджера под домашний арест, установив ряд ограничений: Николаю Степакину запретили покидать квартиру, связываться с кем-либо, кроме экстренных служб, а также общаться со свидетелями. В аресте Виктора Арановского суд также отказал и отпустили его под запрет определенных действий. Связаться с его адвокатом не удалось.

Второй адвокат Николая Степакина Павел Лузан считает, что основой уголовного дела его доверителя стал «корпоративный спор, который контрагенты пытаются решить за счёт вмешательства силовиков».

«Фактически ему предъявлено обвинение в том, что является сейчас спором в арбитраже. Претензии следствия крайне необоснованны. Цель этих претензий, как мы считаем, ограничить Степакина в участии в корпоративных спорах в арбитражных процессах»,— рассказывает защитник.

В материалах банкротного дела «Тяжстанкогидропресса» действительно оспариваются сделки между заводом и контрагентами, подобные тем, что описываются в фабуле обвинения. Так, 1 февраля в арбитражный суд поступили два заявления временного управляющего завода Виталия Зырянова. В одном из них он просит признать недействительным заключённый 13 октября 2016 года договор купли-продажи между «Тяжстанкогидропрессом» и ООО «Компания-ВИД» и вернуть в конкурсную массу завода 4-этажное здание профилактория (2,5 тыс. кв. м) в Кировском районе Новосибирска и земельный участок под ним (3,9 тыс. кв. м).

Другое заявление касается признания недействительной сделки завода с ООО «Боровлянское» — оно оставлено без движения, поэтому детали пока не называются. Вместе с тем, по данным «СПАРК-Интерфакс», единственным владельцем «Компании-ВИД» и специализирующегося на сельском хозяйстве «Боровлянского» с 2017 года является Виктор Арановский.

Господин Зырянов сообщил «Ъ-Сибирь», что от лица временного управляющего в следственные органы не обращался, комментировать задержание участников спорных сделок отказался.

Адвокат КА «Юков и партнёры», кандидат юридических наук Яков Гаджиев полагает, что уголовное преследование бывших контролирующих действия должника лиц «безусловно, повлияет негативно на рассмотрение сделок в рамках арбитражного спора».

В том числе по причине того, что доказательства, добытые и установленные в рамках уголовного дела, могут быть представлены одной из сторон спора для оценки арбитражным судом, считает он. Кроме того, по словам юриста, рассмотрение этих споров может быть приостановлено по решению председательствующего судьи. Если же решение о законности договоров и будет принято арбитражным судом, следствие в рамках уголовного дела с ними вполне может не согласиться, отмечает господин Гаджиев.

Источник: Роспрес